Два капитана судомодельного кружка

26 Июля 2020 в 09:21

Сегодня уже мало кто знает о некогда существовавшем судомодельном движении в нашем городе, да и сами нынешние преподаватели Центра детского творчества и СЮТ имеют о нем весьма смутные воспоминания. Практически не сохранились архивы, а немногочисленные фотографии не дают общей картины. Бытует мнение, что при кораблекрушении капитаны предпочитают погибнуть вместе с кораблем, но в нашем случае произошло несколько иначе: с уходом из жизни тренеров-преподавателей В. А. Болдырева и В. А. Мишукова их детище - судомодельный кружок прекратил свое существование. Тем не менее, он был, и его жизнь навсегда вошла в историю дополнительного образования г. Мичуринска.

Вячеслав Алексеевич Болдырев стоял у истоков создания городской школы судомоделирования. Это и не удивительно, т.к. за спиной у него уже имелся богатейший опыт. Увлекаясь моделированием с детства, он стал вести кружок детского и юношеского творчества еще сам будучи школьником, затем пронес это хобби через всю свою жизнь. Окончив 9-й класс в школе №8 г. Мичуринска, он пошел работать молотобойцем на мотороремонтный завод, одновременно продолжая учебу в вечерней школе. В 1958 году юного Вячеслава призвали в армию, служба на Черноморском флоте (Севастополь, Балаклава, Крым), увлечение историей кораблестроения очевидно и повлияли на определение дальнейшего жизненного пути мл. лейтенанта Болдырева. 25 декабря 1962 года можно по праву считать днем рождения судомодельного движения в Мичуринске. В. А. Болдырев работал в это время на заводе «Прогресс» и одновременно вел занятия в городском Доме пионеров. В те времена по всему Советскому Союзу развернулась крупномасштабная работа по мото-, авиа- и судомодельному спорту. Печатные издания, школьные объединения, взаимодействия с ДОСААФ – все это подогревало интерес советских школьников к творческому развитию. Существовала практика за активное участие лучших воспитанников награждать поездками-экскурсиями в города-герои СССР. Соревнования городского, областного и всесоюзного уровней, победы и поражения, показательные выступления на детском и молодежном пляжах в разгар Праздника Нептуна на День ВМФ – ничего этого не вычеркнуть из памяти воспитанников судомодельного. Очевидцы тех событий вспоминают, как буквально молились, чтобы не было ветра, ведь по условиям соревнований самоходные и радиоуправляемые модели кораблей должны были не только благополучно дойти до другого берега, не сходя с заданной траектории, но и автоматически бросить якорь. Будучи увлеченным человеком, Вячеслав Алексеевич вникал во все инженерные тонкости построения макетов кораблей, придавал значение мельчайшим деталям, вносил коррективы и осуществлял на практике свою методику расположения узлов и агрегатов.

Педагогическую стезю Вячеслав Алексеевич успешно совмещал со службой во вневедомственной охране, где блестяще применял свои технические знания и умения, прокладывая централизованную сеть сигнализаций для городских учреждений. Благодаря своему творческому таланту и умению грамотно организовать работу, он постепенно продвинулся по службе в руководящий состав. К сожалению, из-за бюрократических проволочек, не позволяющих офицерам милиции заниматься педагогической деятельностью, В. А. Болдырев формально покинул работу в Доме пионеров, но никогда не оставлял кружок, являясь его постоянным почетным гостем, консультантом и членом жюри на соревнованиях.

Я не застал судомодельный в то время, когда он был на прежней высоте. В 90-е он числился на базе СЮТ чисто номинально. К тому времени уже не проводились какие-либо соревнования, старые модели кораблей пылились на стеллажах, а «недоделками» никто не занимался. Как ни прискорбно, судомодельный утратил былую популярность. После ухода отца-основателя секции В. А. Болдырева на пенсию в 1988 году, кружок медленно и верно «погрузился на дно». Причин тому было несколько: тут и скудное финансирование, и отсутствие какой-либо материально-технической базы, и отсутствие постоянного увлеченного руководителя. Но в 1997 году началась новая эпоха в жизни судомодельного кружка, когда на вакантное место преподавателя пришел Виталий Анатольевич Мишуков, у которого посчастливилось учиться автору этих строк. Ученик В. А. Болдырева, Виталий Анатольевич подобно своему наставнику заразился моделированием с раннего детства. Работал токарем, электриком (заводы «Прогресс», «Милорем»), радиомехаником, не оставляя, однако, увлечения юности. И в достаточно зрелом возрасте, решив передать подрастающему поколению свой багаж знаний, пришел трудиться на педагогическом поприще в Станцию юных техников г. Мичуринска. Проработал там он недолго – всего три года, но именно этот сравнительно небольшой промежуток мы с друзьями вспоминаем как самый яркий период нашего трудного детства.

На дворе ноябрь 1997 года. Мы учимся в 7 классе 18-й школы. Сказать по правде, время, проведенное в школе, мы считали потраченным впустую, и если бы ни малая горстка действительно достойных учителей, то хоть вообще в школу не ходи. Тоска смертная, да и только. Мой друг и одноклассник Дима Скляднев (тот самый, который сейчас барабанщик в гр. «Пять стихий») подходит ко мне на перемене и говорит: «Леха, дело такое… Запишись в корабельную секцию! Нам народ нужен, понимаешь! Мало кто туда ходит. Иначе кружок закроют, а там препод – классный мужик». Сказано – сделано. После уроков мы отправились в заветный белый домик на Коммунистической. Заходим в самую дальнюю мастерскую, где уже пацанов – не протолкнуться. Я говорю Диману: «Это что, шутка такая что ли, что народу мало?» - Он кивнул. - Ну и дела! Я осмотрелся вокруг – нигде не было свободного места, на каждый верстак – по двое-трое ребят. И каждый занят своим делом – кто-то строгает, кто-то красит, кто-то сверлит, кто-то шлифует. Выясняю у ребят, что за месяц в некогда забытую секцию записались более ста человек, но многие «отсеялись», осталось человек пятьдесят. Но это тоже хорошо - работаем в две смены. Оказалось, что большинство ребят занимаются вовсе не из-за фанатичной любви к морю и корабельному делу, а исключительно из-за симпатий к личности преподавателя. И, как выяснилось, не зря.

За письменным столом в дальнем углу мастерской сидел невысокий полноватый человек с усами, что-то скрупулезно писавший в журнале. Периодически он отрывался от бумажных дел и оценивал принесенные ему образцы моделей, делая замечания то одному, то другому воспитаннику. «Что, Дима, новенького привел?» - Так точно, Виталий Анатольевич! – «Ледокол «Ленин» я пока тебе не доверю, - обратился тренер ко мне, записав в журнале фамилию, - посмотрю, каков ты в работе и на что способен, а пока бери прогулочный катер и шлифуй его. Провозившись со шлифовкой три (!) дня, я понял, к своему стыду, что руки у меня не из того места. Понял это и преподаватель, но не отругал (как я того ожидал), а доверил мне подкрашивать мельчайшие детали, т.е. то, что у меня получалось лучше. Таким образом, Виталий Анатольевич организовал конвейер: Дима Скляднев собирает радиоуправляемые платы (он всегда был на «ты» с радиоэлектроникой), Толя Шемонаев и Паша Полянский занимаются кузовными работами, я подкрашиваю мелкие детали (у меня великолепное зрение) и т.д., а многочисленных «безруких» гопников, которые скуки ради тоже посещали кружок, Мишуков заставил собирать по окрестным помойкам стройматериал: фанеру, пластик, фотопленку (она хорошо шла на окошки-иллюминаторы).

Постепенно преображались и оживали забытые на полках недоделки прошлых лет, коллекция кораблей пополнялась. Вот только гиганты «Титаник» и ледокол «Ленин» по-прежнему стояли в черновом исполнении то ли из-за нехватки материалов, то ли просто не доходили до них руки. Вячеслав Алексеевич Болдырев, периодически захаживающий к нам в гости, не мог нарадоваться на возрождающееся свое детище. Будучи предельно строгим и требовательным к работе, наш учитель позволял нам как пацанам некоторые вольности: курить (но только в форточку, чтобы никто не видел), обращение на «ты» (это не выглядело панибратством, в этом было что-то более доверительное), помогал нам ремонтировать нашу домашнюю технику. Он стал родным, своим, и мы не чувствовали разницу в возрасте (более 30 лет). Он был для нас отцом, лучшим другом, учителем и товарищем, к которому мы приходили за советом по самым разным вопросам, в том числе к нему домой. Так продолжалось вплоть до 2000 года.

Уход Виталия Анатольевича из СЮТ прозвучал для нас тогда как приговор. Выяснилось, что наш учитель, серьезно болен, и ему необходимо, наконец, заняться своим здоровьем. Онкология, бич нашего времени, с каждым днем ослабляла его, но Виталий Анатольевич не сдавался и призывал нас не бросать начатое дело.

Тем временем, отошедший от дел, находящийся на заслуженном отдыхе, В. А. Болдырев, узнав, что судомодельный кружок снова осиротел, к всеобщему удивлению, вернулся преподавать. Да и не мог такой человек как Вячеслав Алексеевич поступить иначе. Не мог он больше спокойно смотреть на то, как умирает только что вспыхнувшая надежда на возрождение дела всей его жизни. Он вернулся. Но не вернулись мы…

Судомодельный опустел… Даже и не знаю, почему так все вышло. Во-первых, вчерашние мальчишки уже выросли (16-17 лет), а, во-вторых, наверное, мы были слишком привязаны именно к своему преподавателю.

Но время не стоит на месте, как поется в советской песне «будут новые победы, встанут новые бойцы». Постепенно Вячеслав Алексеевич набрал новых ребят, исключительно увлеченных, дисциплинированных, отличников. Разгильдяев он, старой закалки морской офицер, не признавал. Но тут возникла новая проблема – мальчики-отличники совершенно не умеют работать руками (развал современной системы трудового воспитания сделал свое черное дело). Тренеру пришлось их, 12-13-летних, по сути, обучать элементарным трудовым навыкам с нуля.

Виталия Анатольевича Мишукова не стало в 2003-м, а Вячеслав Алексеевич Болдырев ушел из жизни в 2007-м. Два капитана ушли в Вечность, уводя за собой Корабль. У их воспитанников давно уже семьи, многие отслужили на флоте. Андрей Вячеславович Болдырев уже много десятилетий продолжает дело отца, однако его страсть другая – самолеты и вертолеты, внуки его тоже стали технарями. А вот у В. А. Мишукова родных не осталось.

Каждый год на День ВМФ России происходят торжества, поздравления с высоких трибун, чествования офицеров флота. Этот день вызывает самые различные чувства – гордость за страну, уважение к исторической памяти и военной мощи страны. Но лично у меня этот праздник навсегда стал ассоциироваться с маленьким белым домиком на Коммунистической возле детского сада, дальней мастерской, кропотливой работой под руководством мудрого наставника и парадом флотилии на пляже.

Стоит ли возрождать судомодельный? Вопрос риторический. С одной стороны, дело нужное, а с другой.… Однажды на похоронах любимого и уважаемого горожанами А. П. Киселева я позволил себе дерзость произнести фразу: «Уроки музыки в 18-й школе после него лучше отменить, чтобы не позориться. Его никто не заменит». И присутствующие со мной согласились.

Вечная память и низкий поклон всем ушедшим в Вечность наставникам нашей юности!

Алексей Абрамов, фото из семейных архивов.


Комментарии:

Нет комментариев.
Вы не можете оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Видеорепортажи:

Фотовыставка пограничников к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.
26 Мая 2020 в 14:17
Ежегодный музыкальный фестиваль «Яблоко»
4 Сентября 2019 в 13:51
СОБЫТИЕ № 1 В МЯСНОЙ ИНДУСТРИИ!
19 Июля 2019 в 11:37


Как Вы спасаетесь от жары?