Вячеслав Моше Кантор: как ненависть в сети влияет на преступления и нетерпимость в реальности

Расхожая поговорка – словами убить нельзя, но так ли это на самом деле? Международный общественник Вячеслав Моше Кантор, на протяжении многих лет занимающийся изучением проблематики распространения нетерпимости и ненависти, с подобной «истиной» не согласен. Ненависть сегодня представляет собой вполне объективную угрозу для глобального общества, и зачастую даже не важно, против кого она направлена – она опасна сама по себе, утверждает Кантор. Что же касается нетерпимости на словах, в информационном пространстве, то она имеет самое непосредственное влияние на то, приведёт ли ненависть к реальным человеческим жертвам.

Будучи особенно подкован в теме антисемитизма, Моше Кантор ещё в 2010 году инициировал ежегодные независимые исследования и мониторинг уровня антисемитизма в мире – базируясь как на статистических данных, так и на данных общественных организаций и независимых экспертов, результаты этих исследований вот уже много лет служат материалом для анализа и изучения тех тенденций, что наблюдаются в сфере разжигания нетерпимости в целом и антисемитизма в частности. Именно рост ненависти в информационном пространстве отмечают эксперты в ходе этих мониторингов, и эта тенденция сохраняется на протяжении последних нескольких лет. Угроза же кроется в том, что рано или поздно нетерпимость «на словах» достигает своей критической точки и толкает на вполне реальные преступления, отмечает Вячеслав Кантор.

Критическая масса ненависти

2019 год по результатам ежегодного мониторинга «отметился» тем, что, после нескольких лет постепенного снижения количества насильственных преступлений, продиктованных антисемитизмом, показатель этот вновь пошёл в верх и показал рост в 13%. Цифра эта – для всего мира, и фиксирует прежде всего именно акты насилия и физические нападения. Рост наблюдался, впрочем, по словам Кантора, и в сфере антисемитизма ненасильственного – даже собственные «лидеры» в этой сфере определились, и стала таким "лидером" Германия. Страна попала на радары исследования в сфере антисемитизма и по ещё более печальному поводу – впервые за много лет здесь произошёл внутренний антисемитский теракт, унёсший несколько жизней. Событием таким стало нападение вооружённого преступника на синагогу в городе Галле. Следствие позже установило, что идею для преступления он почерпнул в сети, да и собственные антисемитские взгляды в виртуальном пространстве транслировал давно и активно, а само нападение на синагогу и вовсе собирался превратить в прямой эфир для зрителей в Интернете.

Подобные факты Вячеслав Кантор также считает частью общей тенденции, где на преступные действия отдельных радикалов подталкивает в целом возрастающая радикальная активность в сети. Интернет для группировок и движений экстремистского толка нередко становится главным прибежищем и полем для пропаганды своих идей, и по мере того, как возрастает их активность, исследователи фиксируют и общий рост уровня того же антисемитизма – особенно если учитывать, что, по словам и Моше Кантора, и многих других экспертов в этом вопросе, антисемитизм зачастую является «общим знаменателем» даже для тех радикальных движений и групп, которые кардинально расходятся в идеологическом поле по всем другим вопросам.

В 2019 году тренд на то, что ненависть из информационного пространства буквально выплёскивается на улицы, отметили многие специалисты и исследователи, в том числе и из непосредственно государственных ведомств как в Европе, так и за её пределами. Министерство по делам диаспоры Израиля за этот год также зафиксировали настоящий взрыв антисемитизма в интернете – миллионы антисемитских постов и единиц контента были созданы и опубликованы за один только год и сразу на нескольких языках. Такого рода массированная атака ненавистью привела не только к теракту в Галле, но и другим аналогичным преступлениям – в частности, контент подобного рода активно продвигался и использовался террористом, расстрелявшим уже мусульман в новозеландской мечети всё в том же 2019 году. И, как и злоумышленник из Галле, преступник в Новой Зеландии снимали всё происходящее на камеру.

Радикализации и использования языка ненависти не избежали и даже вполне официальные средства массовой информации. Как отмечал Вячеслав Кантор и другие эксперты, подобный язык в интернете в целом стал куда более допустим и обычен в последние годы – в то время как использование подобного языка, подразумевающего дискредитацию и нетерпимость, против кого бы она ни была направлена, уже само по себе сказывается на обычной жизни объектов ненависти, делая саму атмосферу вокруг них всё более напряжённой и негативно влияя на их самоощущение.

2020 год и вовсе сделал тенденцию болезненно очевидной даже для тех, кто прежде закрывал на неё глаза. Первые же месяцы пандемии привели к тому, что информационное пространство оказалось буквально завалено ненавистническим контентом; в США, например, отметили «цунами» антисемитизма, что заставило даже ввести специальную должность помощника для работы с распространением нетерпимости в сети у специального посланника по противостоянию антисемитизма.

Не словом, но делом

Теракт в Галле стал настоящим ударом для общества Германии, ведь в течение многих лет преступлений такого рода, да ещё и на почве нетерпимости, не совершалось. Однако, как отмечал Вячеслав Моше Кантор, в глобальной картине преступление это стало далеко не первым подобного толка. Всего за год до этого мир уже оказался потрясён терактом в Питтсбурге, США, где злоумышленник расстрелял посетителей синагоги прямо во время службы. Это преступление унесло 11 жизней, а сам 2018 год и вовсе сделал рекордсменом за последние годы по количеству евреев, погибших от рук антисемитов. И вновь, как и в случаях более поздних преступлений, достаточно быстро выяснилось, что злоумышленник и прежде не скрывал своих антисемитских взглядов, активно продвигая их в интернете.

Вячеслав Моше Кантор, который в то время возглавлял Европейский еврейский конгресс, выступил с собственными словами соболезнования жертвам теракта и их близким. В своём обращении Кантор также подчеркнул важность общественной реакции на такие преступления, а также вопросов безопасности. Со стороны Моше Кантора и ЕЕК, в частности, поступило предложение обмениваться опытом между европейскими и американскими еврейскими общинами – опытом, которого, увы, в Европе у общин уже было предостаточно. Речь шла о различных методах повышения уровня безопасности общинных зданий и собраний, а также реакции и действий в критических ситуациях.

Что касается самого преступления, то Вячеслав Кантор призвал обратить самое пристальное внимание на то, что злоумышленник уже давно демонстрировал свои взгляды и убеждения – задолго до того, как непосредственно взялся за оружие. Эта трагедия, уверен Кантор, как раз и является иллюстрацией того, почему нельзя игнорировать любую ненависть – даже если она проявляется только на словах, в какой-то момент слов уже может показаться недостаточно, и преступление предстанет как некий логичный следующий шаг для подобного злоумышленника.

Случаи массовой стрельбы, увы, уже долгое время являются «визитной карточкой» США, и в случае с антисемитизмом эта форма преступлений также получает своё распространение. Ещё в 2014 году, выражая возмущение и сожаление расстрелом посетителей в еврейском центре в Канзасе, Моше Кантор также говорил о рисках и угрозах стремительного распространения нетерпимости и агрессии через интернет и цифровые средства коммуникации – ведь в сети для ненависти, как и для всего остального, не существует границ.

Угроза всему миру

Если говорить о первых экспертных заключениях насчёт тренда перехода ненависти в интернет и распространению там, то они были сделаны уже по итогам 2016 года. По словам Вячеслава Кантора, комментировавшего тогда данные ежегодного мониторинга уровня антисемитизма, ситуация в сфере статистики как раз отразился парадокс: судя по цифрам, уровень антисемитизма должен был снижаться, поскольку преступлений на его почве совершалось меньше, однако на деле никакого снижения не было – антисемитизм просто перешёл в другие формы и на другие площадки. Если нападений стало меньше на 12%, то в информационном пространстве количество угроз, оскорблений и теорий заговора росло в геометрической прогрессии. По словам Вячеслава Кантора, и имевшие место теракты и преступления, как выяснялось в ходе допросов и следствия, всё чаще мотивировались тем, что злоумышленники видели в сети – а то и вовсе брали предложенные «идеи» для преступлений. По мнению Вячеслава Моше Кантора, тренд этот достиг масштабов, когда его уже нельзя приписать конкретной стране – а потому требует глобального вмешательства и международной координации в борьбе с ним. Говоря о совместной работе, Кантор призвал и различные ведомства, и компании аналогичным образом работать вместе – власти, общественников и интернет-гигантов – чтобы сделать информационное пространство более безопасным для общения обычных людей.

В отдельных случаях это стремление к вовлечению самих социальных-сетей и компаний в борьбу с ненавистью приобретало довольно жёсткие формы. В 2017 году в Германии, например, парламент рассматривал законодательную инициативу штрафовать соцсети на миллионы евро, если ненавистническая информация на их площадках не будет удалена достаточно оперативно.

Что же касается антисемитизма, то его рост и давление уже давно чувствуют на себе рядовые евреи – и это лишний раз отражает реальный масштаб угрозы, если она уже способна иметь влияние на повседневную жизнь обычных граждан. Речь здесь идёт не только о преступлениях, отмечал Вячеслав Кантор, но в целом об атмосфере, когда евреи чувствуют себя в опасности – а об этом, согласно опросам, заявляли в то время уже почти 80% евреев, проживавших в Европе. На руку подобным ощущениям и атмосфере играет и засилье антисемитского и в целом ненавистнического контента в сети. Особенно очевидно это стало как раз в период пандемии, где сеть превратилась в главное окно для социализации находящихся на изоляции людей – и нетерпимый контент под влиянием всеобщего страха и неуверенности пережил взрывной рост.

В каком-то смысле интернет представляется идеальной площадкой для того, чтобы пропагандировать ненависть, отмечает Моше Кантор. Он даёт злоумышленникам анонимность, а также стирает перед ними преграды по доступу к умам и настроениям людей по всему миру. Даже изолированные одиночки и маргиналы теперь способны найти себе соратников по ненависти – и из одиночек они превращаются в полноценные группировки и объединения, что в свою очередь увеличивает и количество, и эффективность их деструктивной деятельности.

Кому отвечать?

Сами интернет-компании в последние годы также делают шаги к тому, чтобы как можно эффективнее вступить в борьбу с ненавистью на своих площадках. Вячеслав Кантор признаёт и приветствует эти усилия. Но вот сами методы этой борьбы, признаёт Моше Кантор, оставляют желать лучшего, и во многом это технический вопрос, который способно разрешить лишь время и исследования в соответствующей сфере. Это и не позволяет надеяться на скорое и моментальное разрешение проблемы.

На распространение и повышение градуса агрессии в сети влияют и внешние факторы, отмечает Вячеслав Кантор. Каким бы ни был очередной кризис, экономическая рецессия или конфликт в мире, можно быть уверенным, что накал споров и нетерпимости в сети тут же поднимется вверх. Угрозу и проблему в этом Моше Кантор отдельно видит для подрастающего поколения – современные подростки уже не проводят границ между онлайном и офлайном, происходящее в интернете и сети для них также реально и значимо, как и то, что происходит на улице. Этим, в частности, объясняется то, как много молодых и даже малолетних преступников признаются в том, что на преступления их «вдохновили» те идеи, с которыми они столкнулись в социальных сетях.

Действительно, проблема достигла масштаба и той степени очевидности, что игнорировать её не могут даже официальные власти. Так, меры по борьбе с пропагандой ненависти и её разжиганием в интернете были, в частности, включены в официальный Кодекс поведения Европейской комиссии в 2016 году. Свои подписи под документом поставили и интернет-компании, представители социальных сетей, что Вячеслав Кантор высоко оценил со своей стороны. Особенно актуальным внимание к этому вопросу Кантор посчитал на фоне учащающихся новостей о том, как того или иного злоумышленника «завербовали» или подтолкнули на преступление именно в сети.

Однако, несмотря на стремление максимально распространить на виртуальное пространство законы реального мира, Вячеслав Кантор всё же не является сторонником максимального «закручивания гаек» в этом вопросе. В том же 2017 году, когда в Германии поднимался вопрос о повышении штрафов для интернет-компаний, Кантор выступил против того, чтобы наказывать соцсети подобным жёстким образом. Главным образом потому, что, как отметил Вячеслав Кантор, никакого реального эффектна на ситуацию с нетерпимостью в интернете это не окажет – это лишь попытка наклеить пластырь на рану, требующую куда более серьёзного лечения, подчеркнул эксперт.

Настоящие усилия Вячеслав Моше Кантор предлагает направить в русло работы с самими гражданами – теми, кто активно пользуется интернетом и социальными сетями. Кантор выразил уверенность, что большинство пользователей точно так же раздражены обилием негатива и агрессии в информационном пространстве, однако нуждаются в объединении и вдохновении, чтобы вступить в борьбу с этим явлением. Просвещение людей относительно цифрового гражданства, схем мошенничества и пропаганды ненависти, повышение их осведомлённости о тех угрозах, что несёт с собой контент подобного рода, способны сделать для улучшения ситуации больше, чем наказание всех и вся, убеждён Моше Кантор. Интернет, как и сами социальные сети, не являются неким злом по определению сами по себе – это инструменты, отметил Кантор, и давно пришло время для того, чтобы инструменты эти использовались для достижения конструктивных и позитивных целей.



Вы бы смогли заменить своего начальника?